September 8th, 2008

писатель

про Тунис и бухло

Знаете, за что женщины Туниса любят своего президента? Он разрешил им вечером, после 20 часов, водить машину как угодно. Именно так. Вечером полицейские не имеют права останавливать водителей женского пола, чем бы они не грешили.
А ещё Тунис – единственное мусульманское государство, которое производит алкоголь. И лучше бы оно его не производило.
Думал, между делом, «юбилейно» напиться, устроить курортный дебош, отдохнуть по-человечески. Начал, как полагается, с пива.
Прибывшие на средиземноморский берег по системе «всё включено» получают бесплатно и в неограниченном количестве пойло исключительно местного изготовления. В этом-то весь ужас. Причём, любые градусные эликсиры, омолаживатели, вдохновители и прочие подниматели духа подают в одинаковых стограммовых стаканчиках. Пластмассовых, цвета пятидневной спермы…
Итак, я начал с пива. Помните, Тарантино в «Деспарадо» сделал глоток? Целую минуту делал. Выбор ведь небольшой: проглотить или выплюнуть. Проглотить – смерти подобно. Выплюнуть – куда? В кого? И что потом начнётся?
По сравнению с разливным тунисским пивом (в бутылках оно ещё более-менее), «Очаковское» - это «Velvet». Пены нет вообще. Оборотов я бы поставил 2.1. Ну ладно, так и быть, 2.2. Вкус… Представьте лимонад без сахара, с душком мышиного помёта. Короче, я вынужденно бросил пиво и классическим образом перешёл на водку.
Лучшее в тунисской водке – её название. «Буха»! На этом достоинства заканчиваются. О вкусе умолчу, он в каком-то смысле… нет, всё-таки не буду. Кого-то может травмировать.
Из вин красное оказалось клопоморным, белое напомнило советский «Рислинг» молдавского происхождения. Употреблял, в основном, его. И с пивом проблему решил. Есть такие подсобки в некоторых магазинах Туниса. С чёрного хода нужно в них заходить, таксисты знают. Там решётка от пола до потолка, в ней калитка, за ней банки с пивом – далеко-далеко на полочках стоят. Даже в Месяц Рамадан продавец любезно обменяет иностранцу алкоголь на деньги, сопроводив процедуру характерным взглядом. Так смотрят на отправляющихся в ад.
Тем не менее, я проявил твёрдость и затарился. Купил свои законные тридцать банок. Совсем немного, кстати. Банки маленькие. Не по 0,33. И даже не по 0,25. По 0,24. С особым цинизмом, так сказать. Помню, очень я мучился. Страдал. Русская душа моя оскопилась в самом широком своём месте. И это было только начало.