September 26th, 2008

писатель

бунт гуманоида

Есть, есть в умалении до малых сих какое-то неизъяснимое удовольствие - особенно, если не перебарщивать, а так лишь, иногда, от случая к случаю, раз в год, не больше…
Хотя бы раз в год с ребёнком нужно гулять, это известно. Миссия сопровождения перестаёт казаться пыткой, когда ребёнок внятно говорит, чего ему надобно в настоящий момент. Другое дело, что соразмерность – удел высокоразвитых существ, но не кандидатов в оные.
Катание на поезде, катание на машинках, катание на самолётах, качание на качелях были уже позади, и я известил о возвращении домой. Ритуальные пляски в такой момент заключаются в многократных взаимных уверениях сторон о недопустимости повтора развлекательных действий. Стороны торжественно объявляют Последний Раз, то есть заключают своеобразный пакт, легитимности и надёжности которого могли бы позавидовать Молотов с Риббентропом.
Естественно, договорённость была цинически нарушена. Не успел я повернуть к дому, как ребёнок, застыв между родителем и цитаделью развлечений, пустился во все тяжкие.
Раздался истошный вопль:
- НЕ ТУ-ДА-А-А!!!!
Гуляющие рядом карапузы, а также их родители, вздрогнули и повернули головы в нашу сторону.
Соня вздымала руки, как солдат, получивший в спину автоматную очередь.
- СЮ-ДА-А-А!!!!
Жестом олимпийского метателя дисков она показала – куда именно.
- Нет! – молвил я с густопсовой непреклонностью. – Мы идём домой.
- НЕ ТУ-ДА-А-А!!!! СЮ-ДА-А-А!!!!
- Нет! Я сказал!..
- А-А-А-А-А-А!!!!!!
Брызгание пеной гуманоид ещё не освоил, но во всём остальном падучая исполнялась квалифицированно. От нас бежали все помойные коты и бешеные собаки. Маленькая девочка каталась по земле, надувая туловище, детали гардероба, разбросанные повсюду, трогательно лежали в пыли, сухие веточки и палые листья путались в роскошных белокурых локонах, осень золотым убранством отмечала погожий, переменчиво тёплый день, увенчанное синевой неба в сопровождении многоцветия ароматов, по-особенному волнующее благорастворение воздухов, сопутствующее увяданию природы, означало готовность к скорой зиме, каковая уж точно не заставит томить себя, дабы лишний раз милосердными снегами своими пасть на грешную землю и укрыть на ней всяческое безобразие. Близился обед.