Category: авто

Category was added automatically. Read all entries about "авто".

писатель

дым из-под тавра

Выражается сильно российский народ! И если наградит кого словцом, то пойдёт оно ему в род и потомство, утащит он его с собою и на службу, и в отставку, и в Петербург, и на край света. И как уж потом ни хитри и ни облагораживай своё прозвище, хоть заставь пишущих людишек выводить его за наёмную плату от древнекняжеского рода, ничто не поможет: каркнет само за себя прозвище во всё своё воронье горло и скажет ясно, откуда вылетела птица.
Гоголевское рассуждение про «живой и бойкий русский ум, что не лезет за словом в карман, не высиживает его, как наседка цыплят, а влепливает сразу, как пашпорт на вечную носку, и нечего прибавлять уже потом, какой у тебя нос или губы, — одной чертой обрисован ты с ног до головы!», я вспомнил, усмотрев в новой книге Сорокина персонажа, подверженного особой, постоянной кручине. Явлен он буквально в одной фразе. И кто же это? Да вы знаете его, наверняка! Сладенький грустеня Гришка Вец.
В очередной полемике по поводу творчества Вца одна из моих френдесс сказала, словно гильотинировала:
- Его проза - как роспись больного простатитом. На снегу. Жёлтыми каплями.
Подозреваю, язык у Тани иногда превращается в скальпель, по принципу кинжалов у Росомахи.
Помнится, я здесь снимал уже шляпу перед своими френд-дамами. Не устаю восхищаться ими. Умницы и красавицы!

900.05 КБ


Лерочка, например, (на фото она справа), прилагала титанические усилия, пробивая мои тексты в издательствах. И у неё были шансы! Проблема в том, что их нет у меня. Стоит ли уточнять – почему…
писатель

Г-синдром

Всю обратную дорогу смотрел не в переднее окно машины, а в боковое. В детстве я делал только так – может, потому, что тогда в силу возраста рядом с водителем меня не сажали. Теперь же, при поглядывании в сторону, мне всё представляется слишком пёстрым и мелькающим. Кроме того, мне вечно кажется – вот я сейчас, наконец, успокоюсь по-настоящему и буду таким маленьким зайчиком смотреть в боковое окно, а в этот момент что-нибудь чрезвычайно важное случится впереди, КАМАЗ какой-нибудь с жидким бетоном, влетев в который на полном ходу, мы окажемся под многометровой, моментально затвердевающей толщей. Но нет, конечно. Всё проистекает с достаточным, привычным унынием. Мы успешно затвердеваем сами, без посторонней помощи. В машинах сидим всегда так, в квартирах – всегда этак, а чтоб этак сесть в машине – ни-ни! Для того нужно веское обоснование, повод или, в крайнем случае, он самый - крайний в своей редкости случай. А вечером сегодня я в очередной раз поймал себя на мысли, глядя не вперёд, где пустота одна на самом деле, а в сторону – туда, где быстро проходит жизнь, - что ничего страшного не случилось бы, останься я маленьким, маловедающим ребёнком, исключающим для себя многое, присущее взрослому бытию. Например, знание о том, чем бытию суждено закончиться.