Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

писатель

идеальный шторм котов

Новый кот был умыт, нает, опорожнён, углистогонен и прокапан от блох. Он был готов весь-весь — от чёрно-белого арлекинного личика до сигнальной кисточки хвоста. Стресс, диктуемый перемещением из одного пригорода вавилонов, с его катастрофой в личной жизни, предательством бывших хозяев, оставленностью и вынужденным клошарством, в другой пригород, где стоял тёплый дом, а при нём полнился розами огород, и в ожидании уже распростёрли объятия дву-, равно как и четвероногие сёстры с братьями, и миска неизбывно утучнялась харчами, помимо остальных гарантий — так вот стресс от перемещения из прошлого в будущее, как нам чаялось полагать, свёлся к нулю. Однако ближе к середине пути в салоне автомобиля мистически запахло. Софья Юрьевна восторженно завопила:
— Кот описался!! Пап, смотри!
Под впечатлением, я шарахнулся к обочине так, словно нам одновременно прострелили оба правых колеса. На счастье почти сразу удалось разглядеть впереди автозаправку. Там дрожащее от стыда животное было изъято из переноски, кое-как приведено в порядок, засунуто обратно, после чего мы продолжили движение.
— Хорошо ещё по-маленькому разродился, — примиряюще удостоверил я.
— А мог бы — по-большому! — напомнила Софья Юрьевна.
— Не мог бы. По-большому он утром сделал. Так что нам, считай, повезло... Хотя… иногда на нервной почве блюют.
— Всё ещё впереди, — сказала дочь.
Моя дочь. Это необходимо подчеркнуть.
Я посмотрел в зеркало заднего вида. Девятилетняя девочка имела философически нейтральный вид.
Что ж… ладно. Мне понравилась её видимая готовность к ударам судьбы.
Проверить готовность на деле предстояло ровно через сутки, когда в ожидании приезда матери, бабушки и уже другого кота, собственного, ребёнок целое утро потратил на разукрашивание асфальта перед домом рисунками, узорами и прочим орнаментом, упоённо используя свежекупленные мелки. Но за пять минут до рандеву поливальная машина бездушно и страшно уничтожила всё искусство, вменила труд ни во что, выставила голый порядок, плюнула и растёрла. Я уже был на работе, поэтому не мог рассказать страдалице о том, что истории свойственно повторяться — когда-то роль поливальной машины выполняли бульдозеры. Хотя авторам художеств оттого не легче, конечно.
А вечером позвонила мама девочки и попросила привезти гитару, которую Соня забыла.
— Как! Забыла гитару?! Этого не может быть!!
— Может… Ты не представляешь, там такое расстройство! Просто я не уследила. У нас прямо перед тем, как мы приехали, авария случилась. Финдуса укачало. Кот блеванул.
Я ещё пытался параллельно редактировать новости, однако последнее известие меня потрясло.
— Что сделал?..
— Блеванул. Прямо в машине. Так ты сможешь завтра подъехать с гитарой? Привезёшь?
Я тупо смотрел в монитор.
«Не оправдались ожидания масштабной коррекции фондовых индексов, — гласил текст в мониторе. — ФРС готовится ввести новую программу количественного смягчения. Планы по повышению ставки будут отодвинуты. Последние два дня сделали рыночный тренд особенно ужасным, сообщает Bloomberg».
писатель

обознатушки

«Вообще-то по лестнице лучше ходить, а не ползать», – заметил один из друзей, впервые увидев конструкцию, которая связывает в нашем доме первый этаж со вторым. И он прав, доложу я вам! Хотя ползти приходится только снизу вверх. В обратном направлении человек, обычно, нисходит, силясь под видом равновесия удержать достоинство. Так я и нисходил – кумарный из-за летней духоты и опухший от пересыпа.
Из гостиной снизу доносились голоса. О чём-то оживлённо разорялась maman, ей в ответ высоковольтно гудел отчим дядя Коля.
– Я уже устала об этом думать! – донеслось, наконец, членораздельное. – У меня своих забот хватает! Он на несколько дней уйдёт, а я думай!
– Пускай ходит… это его право…
– «Пускай», да?! Ага! «Пускай»!
Мне стало неприятно. Как стало бы любому человеку, которого полоскают «за глаза».
– Ты здесь сидишь, перед своим телевизором, и в ус не дуешь! А я каждый раз голову ломаю – где он, и что он!
– Он уже не мальчик…
– Пра-авильно!! «Не мальчик»! А только случись чего, ты что ль будешь о нём заботиться?! Кормить, поить, лечить! Прикидывать: как да почему!
– Всё будет нормально…
– «Нормально»… Это у тебя всегда нормально! А я одна хожу за всеми вами! На волосы страшно смотреть, покрасить времени нет! «Нормально».
Я решил, что с меня хватит. Размял поперечно-продольные морщины на лбу, выставил по центру перекосившееся пузцо и выдвинулся, производя компрометирующий оппонентов шум.
– Всем привет!
Они даже не обернулись.
– Вот где его носит каждый раз?! Ведь знает же сам, что – бестолочь полная!
– Каким воспитала, такой и есть!.. – развёл руками дядя Коля.
У меня отвалилась челюсть.
– Это вы о ком?
– О коте, – дежурно сообщила maman. И, не дождавшись, пока я восстановлю душевное равновесие, продолжила: – На двое суток опять сгинул. Загулял, сволочь!
– Ну, и супер… – выдавил я из себя, на нервной почве весь почёсываясь. – Надо же ему хоть когда-то отрываться. Или ты хочешь, чтобы он был как эта?
И указал на собачку.
Дворное существо невпопад закивало.
– Кому отрываться? Ему?! – закатила глаза maman. – Этому дефективному?! Он же недоделанный! Обратно идёт – вечно трясётся, шерсть клоками летит. Тоньше, чем оглобля! Лапки – вот так. Мяукать не может. Его все кошки даже бьют!!
– А что он тогда там делает?
– Ну…
Maman заметно смутилась.
– Не знаю… он там… в засаде сидит. Выжидает момент.
Не выдержав, собака начала ржать.
А я подумал: «Вот какой тактики нужно было в личной жизни придерживаться. Да… Теперь уж поздно».
писатель

беспорядочные связи

Про беспроводную мобильную связь слыхали?
Теперь я вам расскажу - что это на самом деле.
В час особо нежного восхода, когда гибки все члены без исключения, а дремлющее сознание полнится метафорами в виде кружащегося юлой трамвая или мигающего человека-ёлки, к вам неожиданно приваливается игривое, молодое, полное энергии и отважных намерений тело. Вы, конечно, машете на него рукой, потом безуспешно лягаете, наконец, укрываетесь одеялом с головой, бормоча глухую молитву "уйди, бля, уйди!". Но тело неумолимо. Методом тыка носом - именно носом! - оно находит сквозь одеяло ухо на вашей голове, после чего громогласно и троекратно выдаёт прямо в него:
- ГАВ! ГАВ! ГАВ!
Вот это - она. Беспроводная мобильная связь. Верх искусства коммуникации.
Разумеется, хозяйка моего оппонента не может оставаться равнодушной. У неё на меня свои планы. Да и вообще понятно, что художнику после разнообразных утруждений следует восстанавливаться тщательнее.
- Я тебя, скотина, усыплю!! - орёт она трубным басом.
Четвероногий питомец обмирает.
- Только попробуй мне ещё приставать и лаять! Усыплю!! Или сдам на опыты!
Внешний вид у собаки такой, будто её, засланную к нам сюда инопланетным разумом, срочно апгрейдят, по ходу меняя управляющий чип. Появляется соблазн думать, что уж теперь-то на территории спальни установился порядок, близкий к конституционному.
Ага. Вы убеждаетесь в этом на протяжении целых нескольких минут, пока сквозь спешно реставрируемую дрёму не почувствуете ухом псачий нос, от которого произойдёт интимный шёпот: "хаа...". И почти тут же прозвучит открытым голосом: "ВУУФ!".
Дальше, конечно же, начинается возня - беспощадная и лишь до известной степени осмысленная.
Вот что происходит, когда человек перестаёт быть один.
писатель

кошка и ум

- Уже сильнее, значит, болит, - отметил я, видя, как пытается заняться собой кошка, опираясь при этом на хворую переднюю конечность. - Ей почесаться надо, а как ей, такой, чесаться?
- И что ты предлагаешь? - мимоходом заметила maman; она превращала сало из куска в веер нежнейших лепестков. - Чесать её вручную?
- Я ничего не предлагаю. Просто раньше, видать, меньше у неё болело. А сейчас лапа постоянно на весу. Надо бы её врачу подсунуть, а мы только разговоры разговариваем.
- В чём же дело? Деньги у тебя есть. Машина есть. Будет выходной, садись и - вперёд.
- Да, нооо… она ведь не дастся. А общий наркоз... не знаю. Сомнительно мне... К тому же, если...
- Слушай, что ты мне мозги паришь?! - всплеснула maman руками.
- У тебя есть мозги? – деланно изумился я.
- Да получше, чем у некоторых! Потому и знаю больше тебя в два раза.
- Пожалуй... - недовольно протянул я, вспоминая недавний случай.
- Вот именно! И старших должен слушать.
- Ну... когда-нибудь и я узнаю. Потом. А по поводу "слушать", поостерёгся бы. Дело известное. В сто восемьдесят лет. Вроде знают всё, а из ума-то повыжили.
- Да? - недобро прищурилась maman, - в сто восемьдесят? Мы зато хоть и выжили из ума, а вот ты до него вообще не дожил! И не доживёшь уже!
Я предпринял безуспешную попытку задуматься.